жалюзи изолайт с фотопечатью

жалюзи изолайт с фотопечатью
Аккумуляторный инструмент. Часть 3

Интеллектуальная эклектика Использование в оформлении интерьера архитектурных форм предыдущих эпох присуще творчеству многих современных архитекторов. Но возникающие при этом произведения оказываются предельно различными. И различия эти связаны вовсе не с характером выбранных стилистических источников. Видимо, дело здесь, во-первых, в целях, которые ставят перед собой архитекторы при обращении к прошлому и, во-вторых, в качестве их реализации. При определении архитектурного направления, к которому относится эта работа, можно применить термин «эклектика», но требуется некоторое уточнение этого слова. Эклектика как архитектурный стиль XIX века, с присущим ей, как и другим стилям, признакам, законченностью и отсылкам к вполне определенным архитектурным формам, не подходит в нашем случае в силу несовпадения времени и нежелания самих авторов. Но в то же время если не использовать этот термин в прямом, архитектурном значении, то название «эклектика» становится наиболее доступным и приемлемым в первую очередь как культурная основа, как образ мысли и как знак, который позволяет скрыть внутренние противоречия. За этим словом открывается возможность безболезненно использовать архитектурные значения в угоду пространству. Действительно, пространство данного интерьера живет совершенно особым образом. Оно сжимается и растягивается, длится и прерывается, превращается в вакуум и завораживает динамикой, исчезает и появляется снова… – Какие же смыслы, скрывающиеся за понятием «пространство», существенны для вашего творчества? – обратились мы с вопросом к Андрею Курочкину. – «Пространство» – слово, используемое в архитектурном языке как некое заклинание, требует объяснения для понимания нашей деятельности. Для меня это понятие, несущее множественность значений, представляется тем смыслом, который объединяет и отделяет архитекторов от людей, занимающихся благоустройством жизни, жилья, территории, поскольку стиль, вкус, чувство цвета или формы, пропорции присущи любому художнику, но только эта странная субстанция приближает архитектуру к слову, времени, ритму, к высшей формы искусства – поэзии. Геометрия, форма, объем – лишь инструменты, с помощью которых архитектор может нащупать то неявное взаимодействие «вещей», которое и есть суть пространства. Стиль, время, цвет, ощущение материала позволяет выявить или скрыть это взаимодействие. Если будет позволено, то я бы применил термин «метафизическое пространство» для определения того, что мы делаем. В таком случае стилистические пристрастия теряют свое значение и только позволяют находиться в профессиональной среде. Дом, в котором производилась реконструкция квартиры, представляет собой добротный образец архитектуры прошлого века, и эта добротность да место расположения – пожалуй, и все, что связывает наш интерьер с архитектурным контекстом или неким «петербургским стилем», так горячо оберегаемым в архитектурной среде нашего города. Именно нежелание участвовать в этом «охранительстве» и определило подчеркнуто равнодушное отношение к стилистике дома. Но странным образом геометрия коммунальной квартиры охотно отозвалась на наше вторжение: естественная анфилада комнат вдоль роскошных фасадных окон расчистилась и образовала объем гостиной и кабинета. Да и хозяйская спальня с гардеробом, лишь отделенная панелью телевизора, продолжила центральную ось. Дальнейшие действия были определены не столько стремлением организовать нормальное функционирование квартиры, сколько желанием вступить во взаимодействие с возникшим пространством, используя исторически очевидные элементы жилища. Так барочная обратная перспектива вестибюля, обращенная к паузе входной ротонды, предполагает разворот входящего к парадной части квартиры, а параллельная анфиладе, волнующая ось позволяет обойти гостиную через кухню к спальным комнатам. Эта ось начинается в потревоженном круглом зале ванной комнаты, который наиболее откровенно определяет стиль интерьера – древнеримская реминисценция.










© 2016-2021 -